Антикварный магазин Artefakt.in.ua

(11:00-20:00)  +38 (067) 390-71-67   /   +38 (057) 7-166-166

Эволюция охотничьих ружей с пятнадцатого по двадцатый век

Казнозарядное ружье. 1537 г.Трудно более или менее точно определить, с какого времени огнестрельное оружие делается оружием не только военным, но и охотничьим. Гринер в своей книге «The Gun» указывает на старинную английскую книгу «Je Goune and how to use itt», — дати­руемую 1446 г., где уже есть карикатура на охотника с ружьем и на печальные последствия стрельбы на охоте из ружей того времени. Тяжесть, неповоротливость и не­приспособленность всего ружья, несовершенство воспламенения заряда и отвратительная меткость были характерны для первых ружей и делали их малопригодными для охоты. Поэтому лук (в основном в Англии) и особенно арбалет оставались и в 16 веке любимым оружием охотника. Благодаря хорошей мет­кости на небольших дистанциях, разнообразному ассортименту стрел и бесшумности, — арбалет, как охотничье оружие, используется ещё и в 17 веке. Только с усовершенствованием производства стволов, облегчением ружья, приспособлением его для более быстрого прицела и с изобретением фитильного замка, ружьё получает своё законное место в охотничьем оружии.

[↓ Читать далее]

Изобретение колесного замка в начале 16 века дало ружью более совершенный воспламенитель заряда, — он имел огромное преимущество перед боявшимся сырости, дымившим и заметным в темноте фитилем. Но колесный замок был сложен, дорог, легко портился, требовал ухода и чистки, давал осечки; поэтому к рядовому военному оружию он оказался непригоден, кроме пи­столетов, где являлся необходимостью. Уже в первой половине 16 века появляются нарезы а стволе, первоначально прямые, но во второй половине века они начинают делаться винтовыми, что дало ружью меткость, до того временя недостижимую. Из-за трудности заряжания и необходимости ухода за ними, нарезные ружья в течении почти трех веков не входили в общее военное вооружение европейских армий, но вместе с колесным замком стали достоянием охотничьих ружей, в основном в Германских странах. Соединение колесного замка с нарезным выдвинуло ружье, как охотничье оружие, на первое место.

Антикварное охотничье ружьё, Силезия начало 17 векаВ то время, как в Германских странах появляется колесный замок, в  Испании начинает распространяться т. н. «испанский», который представлял собой незначительное видоизменение восточного кремниевого замка, построенного на принципе огнива и занесенного маврами, вероятно, еще в 15 веке. Испанский замок проникает и в другие страны, но в чистом виде он воспроизводился редко, так как требовал большого искусства в изготовлении, — знания секрета силы пружин, боевой и основной. Тем не менее, во всех европейских странах появляются замки, основанные на принципе огнива (Schnapphahn-schloss), но со свободно откидывающимся огнивом, излюбленным русскими оружейниками со времен Алексея Михайловича. Видоизменяясь и совершенствуясь, этот основный замок приобретает во второй половине 17 века вид общеизвестного кремниевого, т. н. французского батарейного, замка, который к 18 веку вытесняет все другие виды воспламенения в оружии. Только консервативные испанские оружейники продолжают ещё ставить свой замок наряду с французским.

Когда Бертолетом (в 1788 г.), а затем Говерцем (в 1800 г.) были найдены взрывчатые составы, известные под названием «грему­чее серебро», то попытки заменить ими порох кончились неудачей; но способность гремучего серебра взрываться от удара дала мысль воспользоваться им для воспламенения заряда. Ряд различных систем «ударных» замков (systeme а percussion, Percussionschloss) пытается осуществить эту мысль. Результатом этих исследований было изобретение колпачка с гремучей массой — «пи­стона», который надевался на брандтрубку, ввер­нутую в затравку. Англичане оспаривают прюритет этого изобретения, но, как бы то ни было, первое пистонное ружье было изготовлено французским оружейником Дебубером (патент 1820 г.)

Старинное ружьё, Робер, париж 1834Стремлениe создать безопасное и удовлетво­ряющее своему назначению казнозарядное оружие осуществляется только в 19 веке, в течение его первой половины. Непосредственными предшественниками казнозарядного ружья начала 20 века являются, с одной стороны, казнозарядные обыкновенные пистонные ружья раз­личных систем, а с другой стороны попытка создать казнозарядное ружье, заряжающееся готовым бумажным патроном, в котором заключен и снаряд, и пыж, и заряд, и ударный воспламе­нитель. Такой, очень оригинальной и смелой попыткой было ружье, изготовленное французом Pauly (патент 1812 г.). Дрейзе, учившийся у Pauly, использовал его идею немного по другому, снабдив замок иглой на спиральной пружине и заставив иглу прокалывать гремучий воспламеняющий состав, впрессованный в пороховой пыж. В 30-х годах Лефоше проектирует ружье, которое заря­жалось препятствовавшей прорыву пороховых газов пайковой иголь­чатой гильзой. Это ружье легло в основание дальнейшего развития охотничьего ружья. В 1852 г. Чарльз Ланкастер проектирует такое ружье, где гремучая масса, вложенная под утонченную сере­дину медного дна гильзы, воспламеняется ударом бойка, по которому бил курок. В 1866 г., почти одновременно, Boxer и Daw выпустили образцы ружейного патрона, в который вставлялся обыкновенный пистон. Так возникло охотничье ружье начала 20-го века.

 

ЭВОЛЮЦИЯ ВНЕШНЕГО ВИДА

В течение охваченного нами времени эволюцию проходили и внешние формы ружья. Большинство ружей с колесным замком сохраняют и в 12 веке неуклюжую, тяжелую форму приклада, рассчитанную на мед­ленное прицеливание и небольшую отдачу. Нарезные ружья малого калибра, отличавшиеся, как правило массивностью стволов, обычно имели такую форму приклада. Стрельба из мушкетов большого калибра со стволами, сравнительно боле тонкими и при­нимавшими большой заряд, вызывала и чувство отдачи и смещение ружья в момент выстрела; то и другое заставляло дер­жать ружье также другой рукой, прижимая его к плечу; поэтому приклад таких мушкетов как правило имел веслообразную форму, с вырезом на шейке для большого пальца. Того же типа приклад мы встречаем и на малокалиберных гладкоствольных ружьях, предназначенных для стрельбы по птицам, где ружье необходимо было держать плотно обеими руками, как из-за отдачи, так и для быстрого верного прицела. Этот тип приклада во второй поло­вине 17 века изменяется, принимает в грубом виде очертания, приближающиеся к типу ружья начала 20-го столетия. Ложи из яблони, груши, бука и других сортов дерева украшались инкрустацией из кости, перламутра, прорезного железа и серебра, а со второй поло­вины 17 века также золоченой чеканной бронзой.

Когда, около половины 17 века, при дворах и в обществе начинает развиваться любовь к охоте с ружьем «по птице из под собаки», т. е. к охоте, требовавшей, прежде всего, искусства быстрой стрельбы в лете, появляется потребность в ружье легком, поворотливом и удобном в руке. Испанские оружейники, сохранившие искусство и славу превосходных ковщиков металла, стали первые изготовлять ружья с тонкими, длинными, легкими стволами, которые пользовались такой славой, что многие оружейники и ствольщики других стран стали ставить испанизированные клейма. За испан­цами в искусстве изготовления легких стволов следовали итальянские оружейники, в основном из Брешии и её окрестностей.

Старинные двуствольные ружья европейской работыПриблизительно со 2-ой четверти 18 века на первое место выдвигаются французские оружейники, которые и в техническом и в художественном отношении удерживают пальму первенства в течение века. Первоначально ружья делались одноствольными; в 1738 г. парижский оружейник Jean Leclerc впервые выпустил двуствольное ружье со спаянными стволами. Стволы воронились, украшались золотом или легкой резьбой; ложе иногда украшалось резьбой по де­реву; позже появляются т. н. пистолетные ложи, причем сам «пистолет» резался в виде головы чудовища или зверя; прибор часто бывал серебряный чеканный.

В Германии и в 18 веке изготовлялся более грубый и тяжелый тип ружей с казнистыми стволами обычно крупного калибра, с тяжелыми прикладами и толстыми, короткими шейками. Ложе украшалось резьбой и золоченой бронзой. Повидимому, первона­чально в Германии появилась манера украшать стволы и металличе­ские части рельефной резьбой по железу, причем поле орнамента конфарилось и золотилось. Эта техника перешла и в другие страны, в том числе, вместе с немецким влиянием в первой половине 17 века и в Poссию, где некоторые петербургские и тульские ма­стера отлично работали в этой манере.

Скандинавские ружья, грубоватые, тяжелые и прочные, по общему типу приближались к немецким, но по отделке были проще.

Английские оружейники в течение 18 века постепенно выраба­тывали тип ружья, как чисто спортивного орудия, лишенного всего не-необходимого, любого украшения, кроме легкой гравировки, со стро­гими, простыми и элегантными линиями. С переходом первенства в оружейном производстве к англичанам этот тип и начинает господствовать на континенте. Только французы приблизительно до 1860-х годов продолжали свои традиции, и приняв в общих чертах английский тип ружей, старались, и очень успешно, сочетать его с художественным элементом.

Что касается русских ружейных мастеров, то в 17 веке они подражали во внешних формах западно-европейским образцам, но чаще ставили огнивные замки различных образцов; ложи были мушкетного типа или арбалетного, — но немного подлиннее и со своеобразной инкрустацией из кости и пер­ламутра. В 17 веке pyccкиe мастера подражали сначала шведским, а позже немецким ружейникам. Во второй половине столетия выдви­нулся ряд очень хороших мастеров в Петербурге и в Туле: Иван и Гаврила Пермяк, Петр Лебедев, Иван Пушкин, Крапивенцев, Лялин и др.; но они не создали ни определенной школы, ни определенного типа, следуя западным образцам, чаще французским, иногда испанским и др. В 19 веке производство дорогих ружей носит в России спорадический характер и замирает, как из-за трудности конкуренции с произведениями западных мастеров, так и из-за отсутствия талантливых мастеров. Исключение составлял московский мастер Артари Колумб, выдающийся по технике и очень разносторонний.

 

МАТЕРИАЛЫ СТВОЛОВ

Переходя от формы ружей к материалу, т. е., главным образом, к материалу стволов, можно сказать что как правило ствольным материалом до 19 века служило железо, изредка заменяемое медью. В 18 веке, в связи с стремлением облегчить ружья, искали способ повысить сопротивляемость стволов. Для этой цели приготовленный вчерне ствол стали накаливать и крутить вокруг оси; таким образом волокна металла из параллельных длине ствола делались перпендику­лярными, что повышало прочность ствола. Со второй половины века, для той же цели пробовали накручивать на стержень железную ленту; или проволоку, которая потом сваривалась. Очень распространенное в 18 веке убеждение, что железо, бывшее в употребленнии и особенно подковные гвозди, бывшие уже в копыте лошади, приобретают особую прочность, вызвало приготовление стволов из железных полос, сваренных из железного лома из подковных гвоздей; такие стволы особенно ценились. После египетской экспедиции Наполеона, привезшей с собою много дамаскового орудия и, вроятно, некоторые сведения о его производстве, начинаются опыты изготовления дамасковых стволов во Франции. Благодаря боль­шей прочности и красоте, они быстро входят в употребление и царят в охотничьем оружии. К концу 19 века, в связи с использованием пироксилиновых порохов, дающих большое давление, красота Дамаска должна была уступить могучей силе стали.

 

Вы здесь: Главная Статьи об антиквариате Другое Эволюция охотничьих ружей с пятнадцатого по двадцатый век

Twitter